Коммуникационная
группа
Агентство
юрмаркетинга
Брендинговое
агентство
PR-агентство Digital-агентство SMM-агентство
PRАГЕНТСТВО
+7 (495) 055 29 14
Все контакты
PR-ЖУРНАЛ
Статьи

Как изменилась журналистика за 10 лет?

07.12.2015
Источник фото

Когда-то, лет 10–15 назад, журналистика обладала особым статусом, это была профессия, освоить которую могли только избранные. Помню, как мы, студенты журфака, с восхищением обсуждали статьи именитых журналистов и чуть ли не создавали вокруг них культ личности. Тогда даже и представить было трудно, что журналистика распахнет двери для всех желающих, что называть себя этим почетным званием станут люди, которые снимают видео на телефон и делятся своими личными переживаниями в социальных сетях. А какие изменения в журналистике отмечают наши эксперты?

Ольга Грекова (Михайлова), зам. руководителя социально-культурного направления газеты «Московский комсомолец»

Многие считают, что современная журналистика изменила лицо именно из-за стремительного развития Интернета и информационных технологий. Да, с этим не поспоришь. Но в угасании «бумажной» прессы «виноват» не только прогресс.

Мне повезло: я застала время, когда журналисты могли писать именно то, что они думают. Не боясь подать тему как-то «нетолерантно», «нелиберально» или «непатриотично». В конце 1990-х – начале 2000-х мы ругали мэра, правительство, депутатов, бизнесменов, чиновников всех уровней... Впрочем, исключительно по делу, без передергивания, с точными и аккуратными формулировками. Работать с фактами в МК учили с первого дня. Конечно, обид было много: герои публикаций регулярно звонили или писали письма главному редактору МК Павлу Гусеву с требованием уволить нерадивого журналиста. Однако на моей памяти ни одно подобное обращение удовлетворено не было. А потом началось закручивание гаек. Причем сказать, что это произошло такого-то числа такого-то месяца, я не могу.

Процесс шел постепенно. Чиновники и депутаты придумывали законы, защищавшие их от «нападок» прессы, частные компании все чаще стали отказывать в комментариях под предлогом коммерческой тайны. Далеко не всегда навстречу шли даже спикеры, с которыми у журналистов были не только деловые, но и дружеские отношения. В итоге, как мне кажется, скорее по этой причине, а не только из-за разросшейся Всемирной паутины, журналистика стала потоковой. Корреспонденты перепечатывают новости с лент информагентств, порой даже ничего не добавляя в них. Читаешь одно за другим сообщения на сайтах разных изданий – и понимаешь, что иные авторы даже не удосужились переставить местами слова из первоисточника. А зачем, если «пипл» и так «схавает»? Да и мало ли, вдруг еще не так расставишь акценты... Издания, по-прежнему верные старой школе, можно пересчитать по пальцам. «Московский комсомолец», безусловно, в их числе. Даже молодые журналисты, приходя на стажировку, быстро привыкают: если новость идет по всем лентам и интересна нашей газете, давать ее, безусловно, надо, но обязательно с собственными экспертными комментариями. И, конечно, требуется постоянный поиск новых тем и эксклюзивных сюжетов, которые затем подхватывают другие издания. Мы стараемся сохранить авторскую журналистику, стиль, хотя делать это становится все сложнее: скорость подачи материала в век информационных технологий играет важнейшую роль.

Розмари Турман, главный редактор TEORA Magazine

Я бы начала с того, что и весь мир изменился за последние 10 лет до неузнаваемости: digital-эпоха официально вступила в права. С появлением селфи, мастеров слова в Твиттере, бесконечных трансляций в новомодном Перископе с каждым днем все сложнее завоевывать аудиторию. Кстати, об аудитории хотелось бы поговорить подробнее. Сейчас я все чаще наблюдаю странный парадокс: с одной стороны, читатели стали гораздо более избирательны, что неудивительно – информационный поток буквально шквалом обрушился на нас, все мы теперь с легкостью можем отличить рекламный текст от настоящей журналистской работы. Супер, что в этом плохого? – спросите вы. Везде есть оборотная сторона, – отвечу я. Ни для кого не секрет, что потребление контента сейчас все более и более напоминает эффект «недоеденного пирога».

Говоря об онлайн-журналистике, области, с которой мне приходится сталкиваться каждый день, обязательно стоит заметить: сегодня принято читать не один определенный ресурс, а интересный материал. Front page умирает, attention time длится секунды, а социальные сети по количеству переходов бьют все рекорды. Согласитесь, каждый из нас с удовольствием кликает на материал в Фейсбуке, который цепляет нас названием или картинкой. Если речь идет об Adme, мы четко понимаем, что ожидает нас внутри, а что про других? Очень часто яркая обертка оказывается пустышкой внутри, а балом продвижения правят лишь те, кто вложит в это больше денег. Так и получается интересный парадокс: мечтая о полной свободе выбора контента, мы вкушаем плоды маркетинга и правильных пиар-кампаний. Не ново, но продолжает работать. Вид индустрии в ее нынешнем варианте повлиял абсолютно на всех и каждого, а кризисное состояние лишь усугубило ситуацию. Сейчас все с еще большим рвением гонятся за показателями посещаемости, забывая о содержимом статьи; количество контента, как и плагиата, растет в геометрической прогрессии; а читатель все чаще задумывается над словосочетанием digital detox. Все это напоминает экономический пузырь 2008 года, который рос достаточно долго, чтобы после дать резко негативный эффект. Конечно, наша сфера не сможет вызвать и доли подобных последствий, но схема одна. Пузырь вот-вот, да и перерастет, а зрители зададут нам резонный вопрос: а зачем нам вообще журналистика, если мы сами способны делать то же количество контента при таком же качестве?

Ася Репрева, журналист, редактор медиа про путешествия и образования Tripsecrets.ru

Если вкратце, то изменения журналистики произошли следующие.

1. Социальные сети – это теперь удобный источник информации не только для корреспондентов новостных выпусков, но и для журналистов из всех отраслей. Здесь можно быстро найти хорошего спикера, эксперта.

2. Появилось множество сервисов, которые расшифровывают речь, и это очень удобно для интервьюирования или записи, например, с конференции. Теперь остается подредактировать и все.

3. Журналистом стало проще жить. Теперь необязательно приглашать с собой фоторепортера на мероприятие, для большинства случаев достаточно взять телефон.

А еще как отдельный пункт: журналист теперь должен заботиться о своем бренде, если хочет получать действительно хорошие гонорары. журналисту желательно выступать на мероприятиях, быть спикером на профильных мероприятиях и уметь быть чуточку самопиарщиком.

Елена Полякова, журналист, Майами

10 лет назад я как раз окончила университет, где училась на журналиста, и вплотную перешла от теории к практике. Это было время, когда печатные издания, в частности глянец, цвели буйным цветом, постоянно возникали новые журналы. Я сама тогда успела поучаствовать в запуске двух глянцевых проектов, а позже работала выпускающим редактором нескольких журналов. Шло время, и мое портфолио пополнялось публикациями в Rolling Stone, Cosmopolitan, L'Officiel, Marie Claire, XXL и др. Я писала для украинских, российских и белорусских изданий.

Со временем среди моих заказчиков стали появляться и интернет-порталы. Сначала их гонорары не могли конкурировать с «глянцевыми», но с развитием отрасли они сравнялись, а потом и вовсе превзошли их. В это же время пресса все больше сдавала позиции, журналы закрывались один за одним, а те, что оставались, становились тоньше, а рекламы в них – больше. Они перешли в режим выживания, сократили штат и больше не могли позволить себе услуги фрилансеров. Качество контента, естественно, пострадало: оставшиеся штатные сотрудники не могут круглосуточно креативить и добывать эксклюзивы, зато они могут переписывать Википедию, чужие тексты из Интернета или просто копировать номер того же «Космо» за 2007 год в году 2012-м. При этом оказалось, что большинству сайтов не нужны тексты прежнего глянцевого уровня и объема, а достаточно двух абзацев прописных истин, и чтоб со словами-ключами, а еще лучше – вообще рерайт за копейки. Конечно, некоторые журналы выжили в электронных версиях, но на фоне общего экономического спада о каком-то реальном успехе подобных изданий говорить сложно, сегодня это больше похоже на имиджевый продукт. За 10 лет изменилась не только журналистика, изменились сами люди – и те, кто ее делает, и те, для кого. Те интернет-издания, которые заботятся о своем контенте, продолжают демонстрировать новую журналистику, рассчитанную на современного читателя – страдающего синдромом дефицита внимания на фоне информационной передозировки и практически не читающего книг человека. Ее девиз по-чеховски лаконичен – чем проще и короче, тем лучше.

Источник: PR-агентство "Красное Слово"
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
ОТПРАВИТЬ СООБЩЕНИЕ
Нажимая кнопку «Отправить» я даю согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом №152-ФЗ «О персональных данных».
ОТПРАВИТЬ СООБЩЕНИЕ Вы можете отправить сообщение воспользовавшись формой ниже, либо отправить сообщении самостоятельно на info@pr-agentstvo.com
Нажимая кнопку «Отправить» я даю согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом №152-ФЗ «О персональных данных».
ЗАПОЛНИТЬ БРИФ Для более четкого определения целей, необходимо заполнить бриф (анкету) как можно подробнее. Это поможет увидеть максимально точную картину проекта, оперативно определить цены и сроки реализации.

Если по каким-либо позициям анкеты возникнут вопросы, пожалуйста, обратитесь к нам за разъяснениями. Мы гарантируем полную конфиденциальность представленной информации о вас и о вашей деятельности.
Нажимая кнопку «Отправить» я даю согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом №152-ФЗ «О персональных данных».
+7 (495) 055 29 14 Front-office: Москва,
ул. Охотный Ряд, д. 2
Back-office: Москва,
ул. Донская, д. 32
Пн-пт, с 10:00 до 19:00 info@pr-agentstvo.com www.pr-agentstvo.com